KarrakatitsA
Меланхолик. Счастье не предлагать.
Название: «Я буду ждать»
Автор: Я
Бета: нет
Персонажи: Кучики Рукия, Шиба Кайен, Кучики Бьякуя (основные)
Статус: в процессе
От автора: как я и сказала, это моя первая попытка, так что готова ко всему * купила зонт, чтобы защищаться от помидоров, яиц и тапочков*)))
Действие происходит в обычной жизни (без шинигами, СС и т.п.)




Глава 4.


«Боже, какая толкотня… Черт, чувствую себя селедкой в бочке»,- ворчала про себя Рукия. Казалось, что на такое количество людей вскоре не хватит кислорода и все задохнутся… По крайней мере, Кучики посещала такая заманчивая и кровожадная мысль.

Подростки и дети, старики и люди в возрасте – от частой и быстрой смены лиц рябило в глазах. Иногда где-то рядом, а иногда и под ухом звучали крики типа «Мама! Мама! Смотри, там жираф! Пойдем, посмотрим!» или «Нет, Хината, мы не пойдем еще раз смотреть на бегемота…».

Девушке даже не требовалось смотреть вперед, она и так прекрасно знала дорогу к дельфинарию. Конечно, не зря же она сюда в течение нескольких лет ходила к Соде Но Шираюки и Кайену. Кучики снова погрузилась в воспоминания…



Кайена Рукия знала где-то с 13 лет. Зоопарк в то время начал разоряться, хотя и был единственным в городе. Тогда Кучики попросила брата что-нибудь сделать, несмотря на то, что девочка ни разу не была в зоопарке (все как-то ноги не доходили). Бьякуя сказал, что он начнет спонсировать парк, если она будет туда иногда наведываться и смотреть, как обстоят дела.

На следующий день в газетах на первых страницах появилась фотография Бьякуи и Укитаке Джуширо, заснятых в рукопожатии, и заголовок о «возрождении маленького животного мира руками Кучики».

Рукия в тот раз пришла вместе с братом в зоопарк. Она была рада тому, что он, наконец, вылез из офиса и хоть ненадолго снял деловую «банковскую» маску. А также тому, что назойливых репортеров не было поблизости. Зайдя в парк, их ждал небольшой сюрприз: все работники «зоомира» стояли перед ними в одну линию. Тогда девочке показалось, что она попала в армию.

- Что случилось? – прохладно поинтересовался Бьякуя: он опять мысленно работал в банке, просчитывая все ходы и операции.

Рукия еле заметно нахмурилась и легонько толкнула брата в бок: нечего, мол, роботом становится, хоть немного отдохни. Конечно, вслух она ничего не сказала, но Бьякуя и так все прекрасно понял. Он едва различимо поправил галстук, чуть распуская его. Это означало: «Хорошо, чуток отдохнуть не вредно. Но работаю я для нашего же блага». Уголки губ девочки приподнялись: «Я знаю. Ты самый лучший брат на свете».

- Я хотел бы представить всех работников нашего зоопарка, - напряженно улыбался Укитаке. Он боялся, что спонсировать банкир начал только затем, чтобы что-нибудь сделать с парком.- Вот эти люди работают с…

- Это не требуется, - Бьякуя был как всегда в своем репертуаре.- Я буду в зоопарке крайне редко, так что знать мне всех не обязательно…

- Это уж точно… Зачем птицам высокого полета знать черепах да пингвинов? – хмыкнул кто-то из линии.

- Шиба! Прекрати! Этот человек дал нам вторую жизнь! Это же чудесно, что хоть кому-то небезразлична судьба зоопарка! - как-то жалобно протянул Джуширо. «Блин, сейчас все хорошее впечатление выветрится».

- Если эта «вторая жизнь» означает прислуживать высокомерным, богатеньким, плюющим на других людей аристократам, тогда лучше сразу сделать себе сэппуку! – выпалил юноша.

Рукия испугалась: как бы брат не сделал ничего плохого парню. Конечно, Бьякуя был сдержан в эмоциях, но не тогда, когда кто-то плохо отзывался о Кучики. Она медленно перевела взгляд на брата. Кучики так и знала: его пустой, ставший ледяным взгляд выдавал его ярость. Девушка только хотела коснуться руки брата, чтобы его успокоить, но тут он неспешно зашагал к линии.

За несколько метров перед строем Кучики остановился.

- Шиба значит… Вы не могли выйти из линии? – равнодушно-медленно произнес Бьякуя.

Рукия была шокирована удивительным сходством с её одноклассником Ичиго. Нет, конечно, сложно было бы сказать, что они похожи, но… Девочке казалось, что Ичиго и этот Шиба – родственники.

Коричневые вихры непослушно топорщились в разные стороны, а глаза цвета морской волны упрямо искрились на солнце.

Юноша 17 лет вышел из строя, смотря прямым, несгибаемым взглядом на брата и встал напротив Кучики.

Прошло несколько мгновений, прежде чем произошло неожиданное. С полным безразличием в глазах Кучики ударил Шибу в челюсть. Тот потерял равновесие и упал на асфальт, истекая кровью из разбитой губы. У всех окружающих их людей дар речи исчез на несколько секунд. Кроме Рукии.

Девочка подбежала к брату, который уже хотел подойти к лежащему парню, и, обняв сзади, выпалила ему в спину:

- Брат…Пожалуйста, не надо…Он не стоит того…Не стоит твоих ударов…- только Бьякуя и Рукия знали истинное значение этих слов.

Недавно, когда она с братом гуляла по вечерним улицам, трое каких-то уроды пытались приставать к его сестре, невзирая на присутствие мужчины. Когда один из них протянул свои руки к девочке, Кучики овладело тоже состояние, что и сейчас. Он избил их до полусмерти…И зашел бы дальше, если бы Рукия не поступила также, как и сейчас. Подошла сзади и сказала:
- Брат…Они не стоят того…Не стоят своей смерти от тебя и твоей свободы….

И сейчас, как и тогда, напряженная спина Бьякуи расслабилась. Так они простояли с минуту, не обращая внимания на изумленные взгляды работников парка. Девочке было хорошо, ведь сердце брата, в бешеном ритме бившееся и гонявшее яростную кровь по телу, успокаивалось. А Кучики нравилось чувствовать, что его любимая сестра рядом и она единственная, кто может его понять и остановить от принятия рокового решения.
Минута прошла, и девочка отступила назад, отпуская брата. Он обернулся и одарил её благодарным взглядом.

После его глаза опять вернулись сверлить дыру на Шибе.

- Как тебя зовут? – спокойно произнес брат девочки.

- Кайен.

- Кайен значит…Я еще могу простить, что ты сказал, что Я высокомерный, плюющий на других людей аристократ, - жестом Бьякуя остановил попытавшуюся возразить Рукию и её писк: «Но это не так…». – Очень часто мы теряем свою человеческую сущность по пути к власти…
НО…Ты оскорбил не только меня, но и мою сестру… Довожу до твоего сведения, что именно она уговорила меня спонсировать ваш зоопарк. Она не может пройти мимо нуждающихся в помощи, как людей, так и животных, - Кучики не видел, как его сестра сжалась под ошеломлёнными взглядами работников зоомира и Укитаке в том числе. – Поэтому… Если ты не извинишься перед моей сестрой, я прекращу спонсирование вашего зоопарка, а твою жизнь превращу в ад. И твои слова обо мне лично окажутся правдой.

Последние слова Бьякуя произнес со стальным, убийственным блеском в глазах.

И произошло удивительное: Кайен улыбнулся. У всех, кроме обладателя улыбки, на мгновение опять отвисла челюсть, а на лицах промелькнула одна и та же мысль: «С чего бы ему улыбаться?».

Парень встал, прошел мимо изумленного Кучики и встал напротив Рукии. Та опять сжалась, но вместе с тем и покраснела.

- Извини…те. Я ошибся насчет вас обоих. Просто часто богатые люди теряют свою человечность, превращаясь в жадных животных. Я знаю это…И я очень рад, что оказался неправ. Кучики оказались достойными людьми, - Шиба виновато склонил голову перед испуганной девочкой.

Та посмотрела на брата. Он…улыбался! Но только она могла это видеть. Как исчез лед из глаз Бьякуи, и осталось лишь немного серое, но чистое небо.

Поняв, что он хочет, но не может сказать, Рукия посмотрела на парня.

- Кучики прощают тебя. Но впредь, прежде узнай человека, а потом говори о нем, что думаешь.

Произнесено это было как раз в стиле их древнего рода: немного высокомерно и торжественно. Кайен поднял голову, и девочка вздрогнула: его улыбка могла бы растопить Антарктиду и Арктику одним своим видом.

- Давай начнем с начала, - смущенно произнес Шиба и протянул руку девочке. – Рад знакомству. Шиба Кайен.

- Кучики Рукия. Очень приятно познакомиться, - Кучики улыбнулась и ответила на рукопожатие.

Все работники зоопарка облегченно выдохнули: похоже, буря обошла их стороной.

Кажется, именно тогда она влюбилась в Шибу. Чуть ли не каждый день ходила к нему. Иногда не столько к нему, сколько к его подопечным – дельфинам. Зангецу, Хьёринмару, Неджибана, Сенбонзакура и Забимару являлись белобочками, а Согьё Но Котовари и Катен Кьёкоцу – афалинами. Но больше всех Рукия любила Соде Но Шираюки – касатку. Ей нравилось наблюдать за её спокойным плаванием, прекрасно зная о том, что по природе та является опасным хищником. Каким-то образом, касатка понимала, что Кучики приходит именно к ней, и часто подплывала к стоящей за стеклом девочке, глядя ей в глаза. В такие моменты девочке казалось, что та пытается с ней поговорить. И что она одна понимала её тупую боль безответной любви…

Через год Кайен пригласил Рукию…на свою свадьбу. Его невестой оказалась Мияко, работавшая в том же зоопарке. Кажется, тогда Кучики почувствовала, как сердце разрывают тысячи голодных змей, ядом разъедая раненную душу.

Но она все равно продолжала ходить в зоопарк к нему. Она думала, что это заставит её ожесточиться и стать каменной холодной статуей, не чувствующей боли.

Но…Получилось так, что место Шибы в её сердце занял Ичиго. Его поведение, характер, внешность очень сильно напоминали Кайена, что, казалось, её сердце должно разрываться рядом с ним. Но почему-то постепенно она влюбилась именно в Куросаки, в это рыжее, хмурое недоразумение.

А еще через два года Мияко разбилась на самолете. Это известие сделало Кайена очень подавленным. И не только его: все, кто знал его жену, были угнетены этой новостью. Рукия не была исключением. Для неё Мияко была, как еще одна старшая сестра – мудрая, красивая, понимающая… И мертвая…

Тогда Кучики стала ходить каждый день проведать Шибу. Она хотела помочь своему, теперь уже только другу. Тот улыбался, но девушка знала, что это улыбка была лишь фальшивой копией настоящей. Да и сам Кайен стал лишь тенью прежнего самого себя.

Поэтому однажды, когда она пришла в дельфинарий и в очередной раз увидела его хмурое лицо, Рукия не выдержала и выпалила:

- Ты думаешь, она была бы рада увидеть твое подавленное лицо??? Ты думаешь, что один ты её потерял??? – девушка не могла остановить поток больных, но отрезвляющих, как ей казалось, слов. – Я знаю, что ты чувствуешь. Я тоже теряла любимого мне человека, пусть даже я тогда и не понимала этого. Хисана стала для меня примером, сестрой, некой второй матерью…Как и твоя жена…
Мы все: твои друзья, твои родственники - страдаем, мы все знали её и любили! И как ты думаешь, что бы она сказала, увидев тебя??? – девушка выдохнула, успокаиваясь. – Она хотела бы, чтобы ты был счастлив. И все те, кто тебя любит и ценит, тоже хотят, чтобы ты был счастлив. Но смотря на тебя, ты заставляешь страдать нас. Но прежде всего ЕЁ!!! Поэтому, ради нас и... Мияко, - Кайен вздрогнул от упоминания имени жены. – Хотя бы ради неё…
Прекрати вести себя, как последняя сволочь, считая, что только ты её потерял!!! Что только ты испытываешь боль!!! Хватит страдать и скулить, как побитый щенок!!! Жизнь продолжается!!! ЖИВИ ПОЛНОЙ ЖИЗНЬЮ РАДИ НЕЁ!!!

Девушка развернулась и пошла к выходу, надеясь, что её слова достигнут разума Шибы и заставят его измениться.

На следующий день девушка вновь пришла в зоопарк проведать Кайена. И не поверила своим глазам: он что-то весело объяснял другим работникам, которые были удивлены и обрадованы переменам в душе Шибы. И его улыбка была не фальшивой. Она была искренней и чистой, как у настоящего Кайена. И у Рукии, глядя на него, невольно становилось светло и тепло на душе: её друг сумел выбраться из той бездны.

Он, наконец, заметил её и подошел к девушке.

- Ты умеешь наставлять на путь истинный, - насмешливо произнес Кайен.

- Это способность всех Кучики: уметь заставлять других людей поднимать свою задницу с места и двигаться дальше, - в тон парню парировала Рукия.

Шиба усмехнулся.

- Да уж… Интересно, чтобы сделал твой великий брат в таком случае?

- Ты не поверишь… - девушка поманила его, вынуждая наклонится, и заговорщески прошептала тому на ухо, - Он бы убил тебя за то, что ты заставил меня страдать из-за тебя.

@темы: Bleach,, Кайен/Рукия,, фанфик,