15:04 

Я здесь

KarrakatitsA
Меланхолик. Счастье не предлагать.
Автор: Тиорра
Фэндом: Soul Eater
Персонажи: Мака/Соул, Блэк Стар/Цубаки и другие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Драма, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC
Размер: Мини, 7 страниц
Статус: закончен

Вдох. Нет...
Выдох. Я не верю...
Вдох. Это не правда...
Выдох. Это сон...
Вдох.
Выдох.
Вдох.
Выдох.

ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!

Сквозь оглушительный визг металла о металл не слышно слезы, падающие на черную, обезумевшую землю.

Мои полные скрытого ужаса, отчаяния и боли глаза всматриваются в полностью поглощенные звездами глаза Блэк Стара, надеясь увидеть в них проблески разума...

Ничего. Пусто. Безумно.
Страшно... Очень страшно...
Нет, нельзя бояться!

Чувствую, как Соул до скрежета в зубах сжал челюсти.
Ему тоже больно.
Он, как и я, ощущает волны пьяного веселья, исходящие от друга...
Бывшего друга...
Да какого черта бывшего? Он также остается нашим другом, не смотря ни на что.
И это ужасно мешает...

На губах Блэк Стара играет полная сумасшествия ухмылка.
В голову пиявками впиваются мысли о том, что ему очень легко. Я тоже так хочу...
В очередной раз сбрасываю обвивающие меня путы безумия. Нельзя.

Мне все труднее сдерживать натиск обезумевшего парня. И подруги...
Цубаки с её тихим и скромным, но в тоже время сильным характером несколько часов назад отчаянно сопротивлялась черному давлению души напарника, но...
Не смогла его остановить.
Соул почувствовал это, как только Оружия соприкоснулись.

Я отпрыгиваю назад, не спуская глаз с дико смеющегося Стара, поигрывающего Клинком Тьмы.

Он медленно, вразвалочку, приближается ко мне, а я, справившись с кровавым кашлем, бегло осмотрела поле боя.

Где-то вдалеке Кид дерется со Штейном и Спиритом. На подбородке у парня проявились симметричные полоски...
Недавно проявившееся безумие против скованного, но от этого не менее сильного.
Не замечаю того, что мне почему-то нравится смотреть на их битву.
На лице едва заметно расползлась кровожадная улыбка, но Соул, заметив это, тут же пресекает попытку обратиться в бешеное веселье.

Поднимаю глаза к небу.
Оно все черное, пропитанное гнилью и плесенью. Безумием.

Еще где-то Шинигами-сама, Сид-сенсей и Мария-семпай тоже с кем-то сражаются. Наверно, с учениками Шибусена...

Удивительно, что я до сих пор не стала безумна...
Ах да, у меня же антидемоническое дыхание души.
Не знаю только, на сколько его хватит.

В стороне слышится сумасшедший хохот.

Вглядываюсь в сторону звука, и глаза на миг застилает пелена страха. Руки сильнее сжимают косу.

Кид обманным маневром вытащил болт из головы Штейна.
Безумие, сдерживаемое таким непонятным способом, девятым валом смело все разумные границы профессора.

Спирит, поняв, что стоит меж двух огней, тут же превратился в человека. Послышались выстрелы.

Кровь бурыми разводами растеклась груди Косы Шинигами.

А затем раздался оглушительный крик. Мой крик...
Недавно высохшие слезы вновь струятся по моим щекам.
Теперь еще один круглый комочек-душа висит в воздухе.
Их много. Кладбище душ.

Надоедливый, слишком любвеобильный, гиперактивный, но все-таки любимый отец...

Мне страшно... Очень страшно...
Я чувствую, как внутри меня что-то ломается. Лопается, разрывает струны, тянет нервы.
Словно я иду по ветхому мосту, протянутому через огромный, бездонный каньон, и хлипкое сооружение задрожало от того, что еще одна пара ниточек в канатах порвалась...

От боли и пленки слез на глазах чуть не пропустила удар Блэк Стара.
Блокирую, оттолкнув Косой Клинок, нападаю, чувствуя расползающееся тепло внутри. Хотя это больше похоже на адский огонь, все больше пожирающий меня изнутри.

Время, время, время... Здесь и сейчас такого слова не существует.

Где-то Штейн вместе с Кидом и Шибусятами в бешеном танце бьются с Богом Смерти.
Ему тоже больно. Больно сражаться с собственным сыном.
Безумным, но сыном.

А все началось с черной пленки, окутавшей город поверх души Шинигами.
«Чума Безумия»... Кажется, так назвал это профессор Штейн.
Ха-ха, название очень подходит тому, что сейчас происходит...

От лязга Оружий уже начали болеть уши.
Все. Надоело.
« Мы погрузимся в Безумие», — нарочито спокойно произнесла я.
« Ты с ума сошла? В такой обстановке тебе даже душа Григори не поможет!», — шипит Соул.
«Блэк Стар силен, и ты это знаешь. Простым Резонансом мы не сможем его уб... остановить».
« Даже так! Ты можешь утонуть в безумии!».
« Соул! А на кой черт ты вообще тогда нужен, как удерживать меня от проблем, м?».
Молчание.
Черт, я перегнула палку.
« Соул, прости. Я не сдержалась, еще и эта...»
« Хватит болтать. Используем Безумие», — снова этот «мне-фиолетово» тон.

Секунда.

Две.

О... Ощущаю, как психованное пламя разгорается и тянет меня в ад.
Легкость. Полет. Воздушность.
Мне весело. Хи-хи-хи, мне чертовски весело!
Хочется прыгать. Хочется бежать.
Хочется ощущать алую жидкость, вытекающую то фонтаном, то струями, то брызгами, то каплями из человека!
Хочется клубники. Хочется скользить пальцами внутри его тела, задевая органы, заставляя этого человека судорожно хватать воздух, выплевывая такую ненужную красную массу. Резко сжать сердце и поигрывать им, наслаждаясь запахом крови и ужаса. Страхом смерти.

Резко втягиваю воздух в легкие.

Да, я чувствую. Воздух пропитан безумием. Он им дышит. Мы им дышим.
Страх. Безумие. Наркотик.
Упоительное чувство...

Теперь на моих губах расцвела такая же безумная лыба, что и у Блэка.

Но в этот раз что-то идет не так.

В ушах стоит чей-то противный голос.

Свинг, свинг, свинг...

Разум отрывками воспринимает действительность.

Словно я выныриваю из болота на мгновение и снова погружаюсь в него.

... я в невероятном прыжке замахиваюсь Соулом. Блэк блокирует удар, но его сносит сила столкновения...

... оказываюсь за спиной парня и замахиваюсь косой, чтобы разрубить его пополам.
Хочется увидеть их кровь, очень хочется фонтанчика. Крови и зрелищ.

... когда лезвие практически достигло тела Стара, тот резко разворачивается ко мне. В его глазах нет звезд, взгляд осмысленнен и преисполнен печальной благодарности.
Замечаю, что Цубаки превратилась в человека.
Она улыбается. Он ее обнимает.
Они рады...

... перед глазами мельтешат два мячика. Два круглых мячика с хвостиками.
Две души.
Что-то катится по щеке. Смотрю в лезвие косы, как в зеркало.
Мое лицо в крови, а из глаз текут слезы. Черные слезы.
Все. Мясо разворочено, мышцы сорваны, кровь застыла.
Треснув канатами, мост падает в пропасть. И я вместе с ним.
Вот она, наша жизнь – кровь и слезы. И падение...

... кричу Соулу, чтобы он уходил. Он в ответ орет, что никуда не пойдет. Что не оставит меня. Что спасет меня.
Идиот.
Поздно, слишком поздно.
Свинг, свинг, свинг...

... вижу Кида, прострелившего голову Марии-семпай.
Покойся с миром, хи-хи...

... вижу Штейна, оторвавшего голову Сиду-сенсею.
Вы все равно мертвы, семпай, не обижайтесь...

... моя дрожащая в предвкушении рука входит через грудную клетку, не обращая внимания на полный боли крик и на царапающие осколки костей. Где-то там, внутри, бьется сердце.

Сердце, сердце. Тук-тук-тук.
Отчего ты бьешься вдруг?
Я хочу тебе помочь.
Сожрать душу, тело прочь.

Кто не спрятался, я не виновата, хи-хи.

Ня-я-я, вот и оно. Нашла тебя. Я улыбаюсь, словно встретила старого знакомого.

Оно испуганно трепещет, словно хочет покинуть собственное тело. Вырваться из клетки бренных костей, сухожилий, тканей.
Я могу тебе помочь.

Милое сердце. Красное сердце. Сильное сердце. Не мое сердце.
Хотя нет, гы-ы. Теперь моё. Будет моим.

Осторожно обхватив сердце, вырываю его из тела. Телесная оболочка падает на землю, освежая кровью хохочущую землю.
А вы не знали? Земля тоже психует, наравне с Солнцем и Луной.

Удивленно приподнимаю брови.
Сердце у меня в руках, а душа в теле осталась. Я думала, в сердце душа.
Обидно.

Присаживаюсь на корточки у тела.
Черт, он такая прелесть. С развороченной грудной клеткой, с алой жидкостью, хлестающей из тела, харкающий кровью, с несломленным взглядом и волей. Красиво.

Слышу какой-то тихий шепот. О, тело разговаривает! Круто.
Наклоняюсь к его лицу.
— Прости... Я... не смог... тебя... оста... новить... Это не... круто, Мака.

Булькающий звук затих. Я выпрямилась.
Перед моими глазами стояла душа Соула.
Ужас, последний испепеляющий ужас захватил нутро, сжимая и вдавливая его внутрь себя.
У меня в руках сердце. Его сердце.
Свинг.
Свинг.
Тик.
Так.
Тик.
Так...
Душераздирающий крик пронзил безумствующую в агонии площадь Города Смерти...


— Не-е-е-е-ет!!!

Мака резко проснулась и села на кровати.
Челка, пропитанная потом, лезет в глаза. Глаза бешено вращаются, ища подтверждение тому, что это был сон. Дыхание сбито, легкие объяты огнем. Легкая ночная рубашка неприятно липнет к телу.

Страшно. Очень страшно. Хочется выть. Или выпить...

Вдруг чья-то рука высунулась из-под одеяла, властно легла девушке на талию и притянула к теплой груди.

Мака в ужасе заметалась, пытаясь вырваться, пока её не остудил тихий и мягкий шепот:
— Тихо, Мака, тихо. Это я, Соул. Узнаешь?
Соул. Мой милый и дерзкий Соул. Живой...

Мака развернулась к нему и, очень крепко обняв, уткнулась лицом ему в грудь, словно спрятавшись от всего мира.

Послышался каркающий смех.
— Боже, Мака... Ты меня сейчас раздавишь. Кто тогда будет исполнять супружеский долг, м? Кхе-кхе.

Опомнившись, девушка залилась румянцем и отпустила его, испуганно отпрянув от парня.
Мака задумалась: вдарить ему за пошлость (по первому мозгу или второму, она решит потом) или проверить, точно ли это не сон.

Но Эванс не дал ей этого сделать, сокрушенно вздохнув и прижав хрупкое тело к себе одной рукой, а второй начал успокаивающе гладить по голове.

— Мака, ты прям как ребенок, ей богу. Опять тот же сон? – кивок в ответ. – Это просто сон. Глупый, дурацкий сон. Я жив, здоров, полон сил и энергии. Кид с сестрами пытаются сотворить идеальную гостиницу. Но стараниями Патти это будет, скорее, не симметричное здание, а жираф, вход в который будет с жо... заднего прохода животного, — хохотнул Соул. Девушка, улыбаясь, ткнула кулачком ему в бок. — Блэк Стар и Цубаки скоро станут родителями. Хотя, какой из звезданутого парня отец? Он сам еще большой ребенок, который хочет удивить богов своим детством в заднице, — фыркнув, добавил Итер. Мака хихикнула. Парень продолжил.
— Ах да, еще у нас с тобой растут близнецы. Прелестные близняшки Ханна и Майкл. Они тоже целы и невредимы. И счастливы.
Это – реальность, Мака. Ты здесь. С нами.

Эванс нежно поцеловал Маку в макушку.

Очертания сна начали уходить в небытие, но тревога оставалась.

Надо проверить. Надо.

Девушка мягко положила руки на грудь парня. Тот, заметив, что взгляд у нее изменился, что-то буркнул насчет того, что хотел бы благодарность получить за спасение из лап сна, и нехотя отпустил Маку.

Та, благодарно чмокнув Соула в губы, бесшумно выскользнула из их спальни и направилась в детскую. Осторожно открыла дверь и замерла на месте.

Семилетние брат и сестра тихо посапывали в своих кроватях.

Ханна обняла руками и ногами большого плюшевого Блэк Стара. Мака улыбнулась.
Сразу было видно, кто сделал подарок девочке на недавно прошедшее день рождение. И, если бы Мака и Соул не знали об «особенности» их друга, они бы решили, что тот скрытый лоликонщик.
Они как-то раз в открытую сказали об этом Блэку. «Голубой» надулся хомяком и буркнул что-то типа «ничего вы не понимаете в искусстве быть богом».

Майкл спал, положив ладошку под подушку и смешно нахмурив брови. Его Блэк Стар стоял в углу, забросанный вещами.
Мальчик предпочитал отрабатывать на нем удары, чем спать с игрушкой. "Родители, вы совсем того? Не буду я спать с игрушкой-мужчиной!".
Соул, услышав это объяснение от сына, хохотнул, про себя одобрительно отметив, что Майкл не будет пе...певцом, в общем, и спросил: «А почему именно на нем удары отрабатываешь? Ты его так не любишь?», на что он получил ответ: «Дядя Стар сильный, он выдержит. Пусть удивляет меня своей божественной выносливостью». Катался по полу Итер долго. Слишком серьезно Майкл произнес эту возвышенную речь.

Дети были очень похожи. Оба с белыми, как снег, волосами. Одинаковым контуром лица, чуть вздернутыми носами и немного тонкими губами.
Лишь глаза у них отличались. У Ханны были глаза цвета крови, а у Майкла свежей листвы.

И они были их детьми. Детьми Маки и Соула.

Тревога начала отступать, рассеиваясь в воздухе. Здесь царило счастье, мир и покой. То, чего ей не хватало в том сне.

Это было её место. Её дом, её работа, её муж, её дети...
Её жизнь.

И словно в подтверждение за спиной девушки раздался голос её мужа:
— Ты здесь.
Мака, счастливо улыбнувшись, закрыла дверь и повернулась к Соулу.
— Все верно. Я – здесь.

* * *

— Нет, вы этого не сделаете.
Тяжелый вздох.
— Это нужно сделать. Сегодня приходил специалист, и он окончательно убедился в том, что душа «заперлась» в себе. Навсегда.
— В любом случае! Нет! Вы не сделаете этого!!!
— Да как вы не понимаете! Душа закрылась от внешнего мира! Все, баста! Больше мы ничего не можем сделать!
Именно поэтому в нашей больнице практикуется эвтаназия*!
— Вы же врач, как же вы можете!
— Я врач! Но еще я человек, черт возьми! А то, что мы делаем с душой сейчас, называется пыткой над телом!
Пауза. Всхлип.
— Я... Я поняла. Просто... Просто это тяжело... И больно...
Снова тяжелый вздох.
— Я понимаю. Это моя работа. Так нужно. И... так будет правильно.
Слышно лишь рыдания женщины.
— Я сожалею. Отключайте Маку Албарн.



*Эвтаназия (или эйтаназия)— практика прекращения (или сокращения) жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием, испытывающего невыносимые страдания; удовлетворение просьбы без медицинских показаний в безболезненной или минимально болезненной форме с целью прекращения страданий.

@темы: Soul Eater, Блэк Стар/Цубаки, Соул/Мака,, фанфик,

URL
   

Мир простого человека

главная